Теннис большой и настольный

Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

Теннис большой и настольный - Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

СЛОВАКИЯ. Finita la comedia

Всё начиналось в Словакии. Первые поездки заграницу, первые успехи.

Всё в Словакии и закончилось. Только не в Пиештянах, в родных домашних Пиештянах, а в Братиславе в январе 2006 года на турнире ITF до 18 лет. Дочери тогда шел семнадцатый год.

Начиналась эта поездка немного комично, но с другой во всей её истории был какой-то второй план, очень точно отражавший смысл всей «Истории одного ребенка».

Однако рассказываю по порядку.

В Братиславу летает Аэрофлот и «Словацкие авиалинии». Уже не помню, какой компанией мы летели, но самолет был ТУ-154. Сзади нас сидела, ирония судьбы, тоже участница турнира Ксюша вместе со своим личным тренером, милые и симпатичные люди. Мы летели в отборочный этап, под самое начало. Ксюша играла в «основе» и летела заранее, чтобы акклиматизироваться и потренироваться. ТУ-154 – явно не Боинг и не Аэробус, поэтому, наверное, Ксюша постоянно жаловалась своему спутнику, что она не понимает, почему папа не дал свой самолет, что в этом …… находиться невозможно. Делаю пропуск, чтобы не обижать ни авиакомпании, ни создателей «тушек».

Нас с дочерью встречали знакомые, которые отвезли нас в официальную гостиницу турнира. Прямо скажем, обыкновенный двухзвездочный отель Братиславы. Меня и дочь он вполне устраивал. Душ, телевизор с «Евроспортом», чистое белье. Рядом есть магазины, торговый центр «Полюс», различные кафе. Ничего свыше на турнире, по мне, так и не надо. Тем более, что т. к. отель был официальный, то он оплачивался дочери, и от него по расписанию ходил автобус до кортов и обратно. Пока мы знакомились с номером, что-то уточняли, где и как можно поужинать, приехала Ксюша с тренером. По приезду они выяснили, что «приличных номеров в этом отеле нет». Ну, нет. Я пошел с тренером по этажам, чтобы что-то подыскать, но ничего устраивающего Ксюшу мы не нашли. Саша все это время находилась рядом с Ксюшей, и всю описываемую историю слышала и видела воочию. Узнав про столь некачественный отель, Ксюша стала звонить отцу в Россию и жаловаться на отсутствие люксов в этой гостинице. Из России ей посоветовали найти что-то поприличней и переехать туда. Я стал обсуждать с портье, он говорил по-русски, и тренером возможность найти таковой. Подыскать поздно вечером в Братиславе отель с люксами где-нибудь поблизости, как выяснилось, совсем непросто. Какие-то варианты все-таки были найдены, и наши российские товарищи отправились в январскую словацкую ночь на поиски лучшей доли.

На следующий день мы отправились на поиски клуба, который находился на другом берегу Дуная, в новых районах. Играть предстояло, начиная с «квала», так как к этому времени дочь, участвуя только во взрослых турнирах, растеряла весь свой юниорский рейтинг. Мы были «несеянными» ни в «квале», ни потом в «основе», ни в «паре». Но Сашу в Словакии все знали, поэтому, видя ее в «сетке» на странном для нее месте, участники чесали в затылке и шли расспрашивать нас про причину столь странной ситуации.

Сам турнир был достаточно непростой. Зима, Словакия, вторая категория. Эта поездка рассматривалась нами, как тренировочная, проверочная перед серией взрослых турниров. Сами турнирные результаты для нас были вполне приемлемы. На «четыре». Дочь прошла отборочный этап и дошла в одиночке до четвертьфинала, а в паре до финала, не будучи ни там, ни там сеяной.

В конце турнира Саша подошла ко мне и с гордостью сообщила, что «Ксюшкин тренер» готов заниматься с ней бесплатно.

Я пошел за разъяснениями к «Ксюшкиному тренеру».

«Ты чего детям голову морочишь?» — задал я ему вопрос. Мы как-то быстро перешли с ним на «ты».

«Она меня неправильно поняла. Девочка у тебя хорошая, мне она нравится. Если будет у меня возможность пусть приезжает, всегда проконсультирую, что-то посоветую, конечно, бесплатно. Но постоянно тренировать не могу. У меня Ксюша. Мне семью надо кормить».

Я к нему, безусловно, претензий не имел. Дочери я объяснил, что пора становиться взрослой и понимать, что почем.

Да, Саша и так уже стала взрослой. Она прекрасно всё видела и понимала. Она видела, кто сколько, с кем и как занимается. Она прекрасно понимала необходимость увеличения объемов и интенсивности тренировок, более четкого и осмысленного графика турниров под контролем тренера.

Поэтому по возвращению в Москву состоялись два разговора. Мой с руководством теннисного клуба ЦСКА, Сашин с её тренером, Натальей. Эти разговоры в чем-то и определили дальнейшую судьбу нашей семьи.

Про свою беседу с главным тренером ЦСКА я уже рассказывал выше.

При разговоре дочери с тренером я не присутствовал. По словам Саши, она сказала Наталье, что, занимаясь так, как она занимается сейчас, выше 200 места в WTA ей ничего не светит.

Я во многом благодарен Наташе. Именно она научила дочь профессионально разбираться в теннисе, в его технике, тактике. И у меня никогда не поднимется рука, бросить в нее хоть какой камень. Я прекрасно понимаю объективные причины многих ее поступков. Но в последнем ее разговоре с моей дочерью… может быть, она не поняла, что Саша стала взрослой, а может быть, не учла Сашкин максимализм и амбиции. А может быть, в этот момент голова у Наташи была забита какими-то другими вещами и проблемами, и слова дочери о 200 месте в рейтинге WTA показались Наташе детской благоглупостью.

Но слова человека, которого дочь безумно уважала и любила, оказались той соломинкой, которая переломила хребет слону.

Короче, Наташа сказала Саше, что 200 место в рейтинге WTA, это совсем неплохо, что многие могут только мечтать о таком, что прокормить семью ей этого рейтинга всегда вполне хватит.

Дочь пришла с тренировки домой и сказала:

«Больше я туда не пойду».

Больше она Наташу не видела.

Небольшое закругление.

И на этом «История одного ребенка. Теннисного» заканчивается.

И начинается совсем другая история уже взрослого человека, не теннисного, а там кто его знает, как еще жизнь сложится.

Сашке сейчас, когда я заканчиваю ее теннисную историю, девятнадцать лет, пошел двадцатый.

Все так, как и начиналось.

«Бесенок был поздний, энергии в нем было гораздо больше, чем у его родителей.

И её надо куда-то было деть! Дочку, и ее энергию. Чтобы давала возможность хоть иногда дышать свободно».

Эта её энергия реализуется в настоящее время в университете, в штате Северная Каролина США, где дочь учится уже на третьем курсе, играет за этот университет в теннис, получая за эту игру полную спортивную стипендию.

Жизнь свою хочет связать с таким занятием и местом, по ее выражению, где бы у нее работали мозги, а не только руки и ноги, и где бы это все вместе ценили и уважали.

С Богом, доча!

Из черновиков. Кусочки воспоминаний.

В этой главе представлены несколько зарисовок по разным причинам не вошедших в основной текст «Истории …».