Теннис большой и настольный

Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

Теннис большой и настольный - Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

Кое-что о медицине

Разговоры о том, что многие (?, или все -?) «теннисные родители» чем-то больны и не всегда адекватны в своем поведении, ведутся очень давно.

Впрочем, то же самое можно сказать и про всех родителей, старающихся запихнуть свое дитя в нечто престижное, светлое и замечательное, в то, что обеспечит, по их мнению, потомству счастливое и увлекательное будущее.

Нашему корреспонденту удалось побывать в «палате № «раз»», где содержатся лица, страдающие подобными заболеваниями, присутствовать при обходе, побеседовать с гостями специалистами и узнать различные мнения о состоянии больных, методах лечения и перспективах их выздоровления.

Разговор начинает один из уважаемых Гостей, попросивший не называть его имя –

«Родители девочек к их 14-ти годам "заболевают профессионально", я называю эту болезнь … "теннисный невротизм". Его проявления — это перманентный конфликт противоположных желаний и страхов (часто неосознанных), любви и ненависти, агрессии и депрессии… И чтобы скрыть свои конфликты, у невротика (теннисного родителя) создается неверное, идеализированное представление о самом себе.»

В разговор вступает, внося элементы успокоения и науки, всемирно известный специалист в области психоанализа, Д-р Karen Horney —

"Созданное невротиком идеализированное представление о самом себе олицетворяет не просто ложное убеждение в своей ценности и значимости; скорее это похоже на сооружение чудовища Франкенштейна, которое со временем поглощает большую часть энергии невротика. При соответствующих условиях это представление вытесняет его стремление расти, реализовать свои наличные возможности. А это означает, что невротик перестает интересоваться возможностью разрешения или преодоления своих трудностей, реализации своих потенциальных возможностей, а вся его энергия направляется на актуализацию своего идеализированного «Я». Это влечет за собой не только принудительное влечение к всемирной славе при помощи успеха, власти и триумфа, но формирует тираническую внутреннюю систему, при помощи которой невротик пытается превратиться в божественное существо; это влечет за собой невротические претензии и развитие невротической гордости".

Корреспондент: «А насколько опасен "теннисный невротизм" для окружающих, заразен ли он?»

Гость –

"Теннисный невротизм" у родителей имеет свою специфику: наряду с сооружением "чудовища Франкенштейна" внутри себя, его ("чудовища") черты переносятся на ребенка-спортсмена…Родитель утрачивает "свое реальное «Я»", а вместе с ним — и "чувство внешней реальности", и "реальность ребенка"…Ребенок (это очень страшно) "превращается" в Франкенштейна…Чтобы потом обратить свою разрушительную энергию на "создателя" — родителя. Есть один из немногих путей избежать "этого кошмара"… Это созидание в себе (в родителе и в ребенке) "реального «Я»"

Корреспондент: «"Реальное или не реальное «Я»", Франкенштейн? Что же делать с ребенком-то? Жить-то будет?»

Страсти успокаивает Д-р Karen Horney, психоаналитик:

"Каковы бы ни были условия воспитания ребенка, если только он не дефективен психически, он сможет научиться противопоставлять себя тем или иным образом другим людям и, вероятно, овладеет тем или иным ремеслом. Но в нем заложены такие силы, которыми он не может овладеть или даже развить посредством обучения. Вам не нужно, да вы фактически и не можете, обучить желудь тому, как ему стать дубом, – при соответствующих условиях его внутренние потенции разовьются сами. (выд. ред.) Подобно этому человек, если даны соответствующие условия, стремится развивать свои особые, человеческие потенции. Тогда он станет развивать свойственные лишь ему жизненные силы своего реального «Я»: ясность и глубину своих собственных чувств, мыслей, желаний, интересов; способность использовать свои собственные ресурсы, всю силу своей воли; особые способности и таланты, которыми он наделен; способность выражать себя и относиться к другим в соответствии со своими спонтанными чувствами… Вот почему я здесь говорю о «реальном Я», как той центральной внутренней силе, общей для всех людей и, тем не менее, единственной в своем роде у каждого в отдельности человека, которая и составляет глубокий источник роста".

Корреспондент: «Это очень интересно, но вернемся к воспитанию теннисиста в возрасте 14 лет. Может можно все-таки как-то помочь ЖЕЛУДЮ, стать хоть каким, но все-таки ДУБОМ?»

У еще одного нашего собеседника Andy на это счет несколько иное мнение:

“Я предложу свой вариант трактования этого сложного периода. Ребенок проходит всего лишь один из этапов взросления, а родитель начинает расценивать это, как сильнейший качественный прорыв в теннисном обучении. Родитель этот "прорыв" ассоциирует со своими усилиями (несмотря на то, что ребенок эти усилия в реалии игнорирует). И даже дело не в том, кто инициировал этот прорыв, а в том, что никто не отменял каждодневную, нудную рутину по чистке техники, ОФП, разборы игр и пр. Очень часто бывает резкий скачок от турниров РТТ по 12-ти сразу к ITF или TE16, минуя промежуточные этапы».

Но Д-р Karen Horney, психоаналитик, возражает:

«Что является нормой, а что нет, мы можем судить, только рассматривая индивида в контексте тех конкретных культурных условий, в которых он находится. Все неврозы обусловлены «базисной тревогой», уходящей корнями в дефицит любви и уважения в детстве».

Корреспондент: «Если я правильно понял наших уважаемых специалистов, что для того чтобы вырастить нужный ДУБОК, чтобы вместо ДУБА не получился бы ФРАНКЕНШТЕЙН, надо иметь кроме основного тренера, спарринга, тренера по ОФП и СФП, массажиста, диетолога, спортивного врача, психотерапевта, еще и ПСИХОАНАЛИТИКА???? И все это с самого раннего детства???? Причем родительского?»

НЕСЛАБО! (Ред.)

Что такое Франкенштейн, с чем его едят, и как с ним бороться мы расскажем отдельно.

Мнение редакции.

Публикуя данную дискуссию нам всего лишь хотелось лишний раз обратить внимание "теннисных" родителей на слова д-р Karen Horney, прислушаться к ним. Ее слова настолько точно описывают суть проблемы под названием «Попытка воспитания спортсмена силами родителей», что к ним невозможно что-либо добавить или убавить.

Нам хочется искренне поблагодарить уважаемого Гостя за то, что он привел их и назвал вещи своими именами.

Еще раз цитирую Гостя –

«… у родителей … наряду с сооружением "чудовища Франкенштейна" внутри себя, его ("чудовища") черты переносятся на ребенка-спортсмена.

Ребенок (это очень страшно) "превращается" в Франкенштейна. Чтобы потом обратить свою разрушительную энергию на "создателя" — родителя.»

Краткий перечень заболеваний, сопровождающих жизнь и терзающих души, сердца и тела теннисных родителей, и с которыми пришлось столкнуться при посещении этого «дома скорби».

Разумеется, я вовсе не претендую на всю полноту картины анамнеза болезней и точность описываемых ситуаций, т. к. основываюсь только на своем опыте живого и интернетовского общения с мамами-папами, и поэтому буду очень признателен всем, кто дополнит, уточнит или исправит предлагаемый перечень родительских недугов.

Но кое-какими наблюдениями всё-таки хочется поделиться.

Прежде всего необходимо отметить, что все «фобии» и «филии», от которых страдают папы и мамы очень заразны и легко передаются другим родителям не только при личных контактах, но и при разговорах по телефону, чтении книг и общению по Интернету.

Бывают даже случаи, когда с виду совершенно здоровый человек становится совершенно невменяемым после просмотра телевизионной передачи или прочтения газетной статьи.

Болезни буду описывать не в алфавитном порядке, не по степени тяжести протекания и неутешительности прогноза, а как…придется. Тем более, что прогноз, дорогие мои читатели, в большинстве случаев благоприятным не бывает.

Для начала повествования рассмотрим одну из самых известных болячек, а именно

«Комплекс Агафьи Тихоновны».

Общие симптомы данного заболевания, насколько мне известно, были описаны великим писателем почти два века тому назад, почему эта болезнь и носит имя героини литературного произведения.

Выражается сия болезнь

1) в бесконечных душевных метаниях и страданиях родителя по поводу и без повода должных темпов развития карьеры своего дитяти,

2) в беспричинных терзаниях по поводу отсутствия присутствия у ребенка неких идеальных условий для занятий любимым для родителей видом спорта,

3) в беспрестанном поиске такового идеального места, в котором

А) и тренер замечательный, специалист и просто человек хороший, обожает детей, при этом совсем недорогой (понятия довольно растяжимые), как А., у которого тренируется Б.,

Б) и корты совсем дешевые, во дворе соседнего дома, времени для тренировок не меряно, как у В.,

В), как и г), д) и др. признаки настолько стандартны и широко известны, что перечислять их не имеет никакого смысла.

Болезнь, как правило, не представляет угрозы для посторонних и родственников. Больной занудлив, но не более. На его рассказы и жалобы о том, что у других то лучше чем у него не стоит обижаться и обращать внимания. Во-первых, эти рассказы не заразны, а во-вторых они не более, как отражение состояния его мятущейся души.

Однако со временем у больного может развиться «охота к перемене мест» тренировок, тренера, страны пребывания, а иногда и гражданства. Что в конечном итоге может привести к еще одному заболеванию, гораздо более тяжелому, а именно к

«Хроническому недостатку средств».

Но об этой болезни мы расскажем в следующей главке нашего повествования.

Рекомендация же страдающим «Комплексом Агафьи Тихоновны» всего лишь одна –

Надо помнить, что лучшее это враг хорошего.