Теннис большой и настольный

Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

Теннис большой и настольный - Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

Оценка психических качеств и готовности к занятиям

Год 1992-й. Детей 6–8 лет собрали в небольшой комнатке, раздали по листку бумаги и предложили нарисовать несуществующее животное. Мамы с волнением ждали в холле результатов, а мы, съежившись от устремленного на нас взгляда психолога, ерзали на стуле. Казалось, предполагается, что рисунок должен быть на уровне мировых художников, чтобы удовлетворить требованиям лица во главе круглого стола. Некое загадочное животное ярко воображалось, но совсем не поддавалось описанию путем использования ручки и бумаги. Минут через 15 юные теннисисты расслабились, начали смеяться и хвастаться друг другу у кого рога получились длиннее. Некоторые, особо общительные участники, успевали комментировать рисунки других, швыряться жевательной резинкой, передавать записки из клочков, оторванные от тестового листа и изображать произвольные линии, по типу: сверху-вниз, наискосок. В самый разгар всеобщего веселья, в течение которого периодически раздавались бессвязные крики существа со страшным взглядом, нам велели покинуть комнату. Большинство рисунков, как выяснилось несколько позже, в карикатурной форме изобразили ту самую тетеньку во главе стола, только рога отличались своей масштабностью. На основании этих самых извилистых отростков были сделаны выводы о наличии подсознательных страхов испытуемых. Все были безмерно довольны – наконец-то дали порисовать, а итоги теста сочли не стоящими внимания и времени, потраченного на дорогу до небольшой комнатушки и общения с тетенькой-психологом.

Год 1996-й. Ежегодный осмотр в спортивном диспансере. Сам по себе обход длинного списка врачей уже рождает в памяти множество замечательных моментов. Странно, но тогда у большинства тренеров и теннисных родителей отношение к медицинскому осмотру было чисто формальным (впрочем, и сейчас такое встречается) Детям давали наставления: «Главное, ни на что не жаловаться! Скажи, что у тебя ничего не болит». Юные спортсмены послушно выполняли задачу; мне даже удалось посетить офтальмолога и получить в карте заветное заключение – «зрение стопроцентное», при том, что ниже четвёртой строчки таблицы не видела. Большинство врачей не торопились с проведением осмотра (а зачем, ведь и так работы хватает) Добившись вожделенной надписи: «здоров(а)» дети бежали наперегонки к следующему кабинету. Порой случались непредвиденные казусы – кто-то из спортсменов уговаривал врача поставить диагноз: «плоскостопие», с надеждой провести подольше времени в кабинете. Логика впечатляла: «ага, Миша пробыл у хирурга всего 2 минуты, значит, чтобы быть лучше него, мне надо пробыть 5».

Но особенно грандиозным было посещение психолога. Так вот, у этого странного врача (так мы воспринимали в 10 лет загадочного психолога) предлагались на выбор карточки с цветами. Необходимо было последовательно отбирать самые любимые оттенки. Методика эта, как удалось выяснить в последствии, называлась тестом Люшера. Но в те времена некий Люшер, был нам понятен не более, чем специалист под названием «психолог». Передавая друг другу сведения о предстоящем испытании, мы заранее определялись с моделью поведения. Девочки остановились на красной гамме, а мальчики, назло представительницам слабого пола, предпочли выбирать сугубо черные цвета. Врач была сбита с толку, она обещала распечатать результаты через несколько дней, но, видимо так и не добралась до компьютера. Однако это уже никого не волновало, главное, что в карточке красовался штамп: «осмотрен психологом».

В спорте психика играет одну из ведущих ролей. Ее значение в развитии спортсмена растет пропорционально профессиональному прогрессу. Так, если вначале теннисного пути, основное внимание уделяется совершенствованию техники, на втором месте находится физическая подготовка, а на третьем – ментальная, то на следующем этапе (когда техническая база заложена и движения ударов усвоены спортсменом) на первый план выходит физическая и психологическая подготовка (причем доля последней постоянно увеличивается). С самых первых дней занятий определенные свойства личности спортсмена либо помогают, либо тормозят прогресс. Еще более ярко это проявляется при вступлении в соревновательную практику.

К сожалению, спортивных психологов немного, да и не все играющие в теннис осознают, для чего им необходима работа с данным специалистом. Работа с психикой учеников должна вестись непрерывно, начиная с самого раннего возраста. Во время первичного отбора не стоит углубляться в какие-то особые тесты, тренер может просто побеседовать с родителями и ребенком.

Это общение можно разделить на три этапа:

– Беседа тренера с ребенком и родителями;

– Беседа только с родителями;

– Беседа только с ребенком.

Говоря о первом пункте, то есть о совместной беседе тренера с ребенком и родителями, стоит отметить основные моменты, которым тренер должен уделить внимание:

– Насколько комфортно чувствует себя ребенок в присутствии родителей?

– Кто первым отвечает на вопрос, заданный ребенку: он или его родители?

– Легко ли ребенок говорит в присутствии мамы и папы?

– Как относятся родители к участию ребенка в беседе, дают ли ему право голоса?

Все это позволит увидеть тренеру внутрисемейную атмосферу, стереотипы поведения, которые не замедлят проявиться в дальнейшей работе.

Во время беседы с родителями можно задать следующие вопросы:

– Для чего вы отдаете ребенка в теннис?

– Почему именно теннис?

– Играете ли вы сами?

– Сколько часов в неделю вы готовы посвятить тренировкам?

– Есть ли возможность контролировать физическое и психическое состояние ребенка, проверять его дневник, напоминать о выполнении домашнего задания?

– Финансовые вопросы. Эта сторону необходимо обсуждать с самого начала занятий. Финансовые возможности родителей, цена и порядок оплаты должны быть четко оговорены.

После обсуждения основных вопросов следует рассказать родителям о том: какую ракетку необходимо купить, какое должно быть питание ребенка, что на тренировку нужно приносить воду, сменную одежду, теплый спортивный костюм,(если на улице прохладно) и т. д.

Во время беседы с ребенком надо, прежде всего, создать атмосферу доверия:

– Говорить тепло и ласково, но без заискивания;

– Улыбаться;

– Рассказать что-то смешное и спросить мнение ребенка по этому поводу;

– Задавать интересные и доступные для его понимания вопросы;

– Находиться глазами на одном уровне с ребенком, не стоит разговаривать с ним стоя, лучше присесть на скамейку или опуститься на корточки;

– Следить за его «закрытыми» позами, а именно, скрещенными руками или ногами, сжатыми губами;

– Сидеть на расстоянии 0,5–1 м.

Лучше всего, если разговор примет форму диалога, непринужденной беседы. Задаваемые вопросы должны быть интересными собеседнику, ни в коем случае нельзя навязывать собственное мнение. В результате такого общения необходимо выяснить:

– Есть ли у ребенка желание тренироваться?

– Зачем он ходит на теннис?

– Что для него представляет наибольший интерес в теннисе?

– Чья инициатива была начать тренироваться – родителей или его?

– Каков темперамент у этого ребенка;

– Зажат ли он внутренне?

– Как говорит: уверенно или нет, каков словарный запас, есть ли проблемы с произношением?

– Как ведёт себя: сидит спокойно или ерзает на стуле, может быть пытается отодвинуться, принимает закрытые позы или общителен и открыт для разговора?

– Нуждается ли в присутствии родителей? Часто ли упоминает о них или об их мнении во время разговора?

– Что входит в круг его интересов;

– Есть ли друзья, легко ли общается со сверстниками?

– Смотрит ли теннис по телевизору?

В начале беседы Вам надо обязательно представиться самому и обозначить форму обращения: на «Вы», имя-отчество или просто имя. Так же необходимо сказать, что Вы являетесь тренером по теннису и хотите с ребенком поговорить.

Этот первый контакт с юным спортсменом формирует его представление о предстоящих занятиях. Очень важно сможете ли вы настроиться на волну доверия, найти «общий язык». Многие дети до начала тренировок, не имеют представления о том, куда они пришли и чему начинают учиться. Тренер может рассказать немного о предстоящих занятиях, о том, какую пользу это принесет юному спортсмену (чтобы быть красивым, сильным, побеждать на различных турнирах, обыграть Васю из соседнего двора).

В моей спортивной практике такие разговоры практически не велись. Тренеры не удостаивали вниманием, нас, ничего не смыслящих, шестилеток с ракетками. Обычно контакт с наставником ограничивался директивной формой, указаниями о выполнении упражнений, небольшим количеством подсказок и громкими криками, типа: «Миша, перестань кидать мячиками в Колю!» или «Если вы не перестанете болтать, то будете бегать 10 кругов вокруг корта!». Впрочем, угрозы не имели эффекта – мячи переставали лететь в Колю, но, с таким же напором, обрушивались на Сережу или на самого тренера. Наиболее ярким желанием того времени было: «Вот бы тренер только не орал!». Соревновательный настрой в тренировочном процессе был доведен до накала. С одной стороны дети не понимали смысла многих упражнений, а с другой стороны мечтали обыграть друг друга в любом упражнении, а потому ругались, спорили, дразнили, но, тем не менее, прогрессировали.

Просмотр детей важен не только для оценки новичков, но и для уже играющих юных теннисистов, пришедших в данную теннисную школу. Таких детей можно тестировать в процессе тренировки их ровесников, после чего сделать выводы о том, в какую группу зачислить ребенка и над чем с ним работать.

После проведения всех тестирований необходимо резюмировать полученные данные, определить ребенка в соответствующую его возрасту и уровню подготовки группу и выработать стратегию тренировочного процесса. Независимо от того в каком формате будет происходить дальнейшая работа с ребенком, чтобы успешно раскрылся его природный потенциал, нужно оценить склонности юного спортсмена, сильные и слабые стороны, физические и психические особенности. Выявив исходные данные, тренер сможет составить план ведения конкретного ученика, краткосрочные и долгосрочные цели. К примеру, если ребенок трудолюбив, но при этом плохо осваивает новые движения, то ему необходимо давать больший объем работы и за счет количества повторений добиваться нужного результата. С ним в пару хорошо поставить талантливого юного спортсмена, но не умеющего долго напрягаться. Если малышу сложно принимать решения, то стоит предлагать ему делать это чаще, и после каждого выбора обсуждать, почему он отдал предпочтение именно такому варианту. Ребенка с хорошими аналитическими способностями, но тяжело переносящего поражения, надо приучить писать письменные выводы после каждой игры, находить положительные стороны, логически обосновывать неудачи и выбирать дальнейшую тактику поведения на будущее. Прирожденный лидер с проблемой концентрации внимания сможет научиться сосредотачиваться, находясь в роли ответственного за выполнение группой длительного задания.

Если в процессе тестирования проявляется явная неспособность выполнять указания тренера, если ребенок непрерывно отвлекается на других детей и дергает их, если он очень сильно боится общества сверстников, то можно попробовать начать тренировки с ним в индивидуальном порядке. Этот способ подготовки стоит использовать, если у тренера есть возможность проводить дополнительные часы на корте и при наличии плодотворного контакта с учеником. Так как и на персональной тренировке, тоже можно ничего толкового не сделать, если бегать от фона до сетки, играя с самим собой.

Подготовив ребенка до необходимого уровня, тренер сможет присоединить его к группе остальных детей. Персональные тренировки эффективнее, чем любой другой вид занятий, но на начальном этапе важнее общее развитие юного теннисиста, в том числе его общение и контакты со сверстниками. В последнее время появляется все больше детей с дефицитом внимания, гиперактивностью или просто не готовых к тренировкам. Далеко не у каждого наставника хватит терпения и навыков проводить занятия с такими ребятами, а спорт все-таки отличается от коррекционной физкультуры, поэтому родители должны в обязательном порядке уведомлять обо всех отклонениях в физическом и психическом здоровье своего чада.

Не секрет, что дети даже одного возраста существенно отличаются в развитии. В некоторых сразу проявляется природная одаренность и они уже с первых тренировок опережают сверстников, другие, обладая на вид хорошими спортивными данными, с большим трудом усваивают технические навыки, а третьи, без труда повторяют движения, но совершенно не чувствуют ритм, момент удара по мячу и т. д. Каким же образом формировать группы для наилучшего прогресса?

Для начала, необходимо решить какое количество групп, какого уровня, и какого возраста, планируется создать, а также какое количество детей будет в каждой группе. Обычно, тренер может полноценно уделять внимание группе из 4–6 человек на одном корте. Но это, к сожалению, пока возможно, только в частных клубах. По существующим государственным нормативам в группе должно быть не менее 15 занимающихся. Сейчас ведётся работа по сокращению этого числа.

Большее количество занимающихся приводит к ощутимой потере качества тренировок. Группы могут иметь любительскую, полупрофессиональную и профессиональную направленность. Наиболее талантливых детей одного возраста лучше всего объединить в группы с большим количеством тренировок и серьезными намерениями относительно спортивного будущего. Из чуть менее способных учеников с хорошей мотивацией можно составить группы второго эшелона, с перспективой в дальнейшем быть переведенными к самым лучшим. Остальных ребят достаточно просто разбить по возрасту в любительские группы и каждые полгода проводить просмотр детей, с целью оценки достигнутого и перераспределения наиболее успевающих.

Важно составлять группы в общей атмосфере тренерского участия и индивидуального подхода. Для каждого ученика нужно определить индивидуальное направление работы, обсудить какие возможности и пожелания есть у его родителей. Например, ребенку, с плохо развитой координацией, предложить выполнение дополнительного комплекса упражнений, а ученику с проблемами в пластике – ходить в бассейн и уделять больше внимания растяжке. Самые сложные ситуации для тренера, когда родители талантливого ребенка не хотят, чтобы он занимался серьезно и готовы водить его на теннис не более двух раз в неделю. Или наоборот, когда мама и папа явно слабенького чада готовы отдать все, что угодно, лишь бы попасть в самую сильную группу. В таких случаях приходится искать компромиссы. В первом варианте можно договориться, что ребенок будет ходить 2 раза в неделю, но в сильную группу, которая занимается 5 раз, с возможностью еще раз вернуться к разговору через полгода. Во втором, нужно внимательно оценить ситуацию, ведь, если пойти навстречу родителям, то слабый ученик будет тормозить всю группу. Возможно стоит предложить позаниматься несколько месяцев в группе среднего уровня с одной дополнительной индивидуальной тренировкой в неделю, потом пройти тестирование и по его итогам перевести юного спортсмена к лидерам.

Если говорить о возрасте детей при формировании групп спортивной подготовки, то я предлагаю распределять их следующим образом: 4–5, 6–7, 8-10, 11–12, 13–14 и 15–16 лет. При любительской направленности занятий возрастные рамки групп можно расширить. Например, сделать 3 группы: 4–6, 7-10 и 11–15 лет. К вопросу распределения детей необходимо подходить творчески, индивидуально. Если ребенок в 7 лет играет сильнее своих сверстников и вполне соответствует уровню 9-летнего, то понятно, что ему лучше заниматься в группе со старшими игроками. А отстающего восьмилетку можно на пару месяцев отправить к 6–7 летним детям. Вообще, на мой взгляд, у юных теннисистов должен быть стимул – за прогрессирование на корте и успешные результаты ставить их тренироваться с более сильными и более возрастными спортсменами.

Знаю, что в некоторых клубах есть хорошие методики распределения детей в группы, но, зачастую, только в теоретическом плане. К сожалению, на практике, как обычно, на первое место выходят финансовая выгода и личные пожелания обеспеченных родителей. Столь важный индивидуальный подход к каждому ребенку, на деле, редко достижим. Детей много, а тренер один и тренировочных кортов мало. А ведь есть же еще любители, которым зачастую отдается приоритет из экономических соображений. К тому же, еще неизвестно, что получится из талантливого ребенка через 5-10 лет? Будет ли он вообще играть в теннис или через год скажет, что ему надоело? «Так зачем же тогда вкладываться в его прогресс, рисковать; сможет научиться – хорошо, не сможет – значит, не такой талантливый!» – вот стандартная логика педагогов.

Сегодня в мире детского тенниса наблюдается тенденция – переводить ребенка на режим индивидуальных тренировок как можно раньше. Занятия в группе кажутся не столь эффективными, а потому прекращаются спустя короткое время. Этому способствует нынешняя ситуация, когда спортшколы вынуждены набирать в одну группу до 15 учеников. Прогресс детей становится минимальным. Обидно видеть, как спустя год занятий талантливый ребенок не прибавляет ни в одном элементе, так как у тренера нет возможности уделять ему внимание. Дети есть дети, они разбегаются по корту, залезают во все щели в фоне, общаются с муравьем или гусеницей, играют в салки типа «кто кого ракеткой коснется». Вероятность того, что в процессе общения друг с другом они окончательно забудут, зачем пришли, гораздо больше, если их на корте 15 человек.

Кажется, что прекратить групповые занятия и начать работать один на один с тренером, это единственный выход. Но это не совсем так. Маленькому спортсмену, только взявшему ракетку в руки обязательно нужна компания из еще нескольких таких же детей, просто их должно быть не больше пяти. Ведь на индивидуальном занятии 5-летнее чадо все равно не сможет сохранять внимание целый час, да и стоимость такой тренировки намного дороже. Лучше эти деньги на пару лет отложить, а потом уже использовать по назначению. В небольшой группе юный теннисист может и эффективно заниматься, и развивать социальные навыки, к тому же здоровая конкуренция позволит учиться борьбе за первое место.

Рабочая, дружелюбная атмосфера на групповых тренировках является необходимой составляющей прогресса учеников. То, каким будет микроклимат среди детей, сильно влияет на результат занятий. Перечислим основные проблемы, с которыми может столкнуться юный теннисист в группе:

– борьба за расположение тренера. Одной из распространенных проблем является борьба за внимание тренера. Многие наставники не скрывают своих предпочтений, выбирают себе любимчиков и уделяют им все силы и внимание на глазах у других учеников. Такое поведение абсолютно противоречит этике, но, тем не менее, часто встречается в реальности;

– нездоровая конкуренция. В одной из групп, которую мне довелось посещать, во время тренировки дети не могли играть со счетом, так как каждый пытался обмануть соперника. А споры из-за очередного аута доводили до того, что всех выгоняли домой с охрипшими голосами. Причина подобного поведения кроется в отношении к результатам со стороны тренера и родителей. Если победа ставится выше качества игры, а поражение означает неделю тренировок у стенки, то любой ребенок будет искать способы, в том числе описанные выше, чтобы избежать проигрыша;

– травля одного из детей. Девочке Н. регулярно доставалось за цвет и качество шорт, сшитых ее мамой, за несуразную косичку, за рост и молчаливость, а знакомый мальчик К. получил по уху ракеткой, так что оказался с температурой в больнице. Тренер может предотвратить подобное жестокое обращение по отношению к кому-то из учеников, если во время увидит проблему и правильно на нее отреагирует. В профилактических целях необходимо культивировать дружеские отношения между детьми, не позволять насмешек или упреков в адрес одного ребенка на глазах у всех, обсуждать с детьми правила поведения и наказания за нарушение данных правил;

– недостаток внимания со стороны тренера. Если в группах младшего возраста недостаток внимания связан, в основном, с количеством детей, то со старшими тренеры позволяют себе дать задание и уйти пить кофе, чай. Дети остаются в «счастливом» одиночестве и начинают придумывать упражнения по собственным представлениям и желаниям. В одной из групп, помню, пользовался популярностью обычай играть «на мясо» – веселенькое занятие заключалось в том, что надо было попасть в тело соперника, тогда команда набирала два очка вместо одного. Что там творилось! Мячи летали быстрее, чем при подаче у первой десятки игроков мужского тенниса; ударить друга в заднюю часть тела, было признаком непревзойденного спортивного мастерства. Главное, успеть закончить, пока тренер не вернулся. Другой вариант развития событий: вся группа мирно сидит на лавочке и обсуждает роман Кати с Мишей или другую животрепещущую тему;

– низкий уровень или плохое поведение одного из учеников. Эта проблема возникает при неправильном формировании группы и довольно быстро дает о себе знать. Если один из детей существенно отстает в теннисных навыках, то тренеру либо приходится не обращать внимания на его ошибки, либо останавливать все занятия и заниматься только этим ребенком. Плохое поведение чаще всего проявляется в непослушании, нарушении правил, драках с другими учениками, вовлечении их в свои игры. Если после нескольких предупреждений и воспитательных мер ребенок не исправляется, то приходится ставить вопрос об его исключении из спортивной школы. Так как подобное поведение является дурным примером для других и представляет собой потенциальную опасность для здоровья окружающих;

– родительские амбиции. Проблема честолюбия мам и пап напрямую касается атмосферы на тренировках. Еще дома детей начинают «готовить»: «С Олей не общайся, Кире попробуй только проиграть, ни с кем не разговаривай и подавай подачу, пока они собирают мячи». Если у каждого ребенка есть подобные установки, то тренировка превращается в басню про лебедя, рака и щуку. Смотреть наши занятия в зале родителей не пускали и они толпились за полупрозрачной дверью, пытаясь разглядеть прогрессирование юных чад. Эта дверь казалась нам самым страшным местом. О, сколько ударов кулаком она выдержала, бедная, сколько сжатых в гримасе губ впивалось в нее, желая высказаться о наболевшем! В присутствии тренера вмешательство родителей не приветствовалось, но по окончанию занятий никому не было дело до расправы над «не способными и ни к чему не годными». Сколько раз приходилось скрываться в коридорах спорткомплекса от криков негодования: «Ты почему всю тренировку болтала языком? Где твой удар справа? Ни одного очка не выиграла у Н.! Все, никакого телевизора до конца недели!»

А однажды нас с К. мамы наказали за плохую игру тысячей приседаний. По этому поводу я написала небольшой рассказ, которым хотела бы поделиться:

Победа любой ценой Тысяча приседаний в наказание за плохую игру на корте.
832

833

834

Ноги сгибаются сами собой. Больше нет сил. Футболка стала совсем мокрой от пота и слез. Больно, обидно, тяжело.

859

860

«Я не могу, но сделаю эту тысячу». Перед глазами удар справа. Снова неправильный замах. Надо не открывать ракетку и добавлять кисть в конце. Так просто, а почему-то не выходит. Но один раз ведь получилось, и забила Вере по линии.

887

888

889

«Мама. Прости меня, пожалуйста! Я больше не буду ошибаться».

905

906

Мышцы не слушаются. Осталось только 94 движения вверх-вниз, но спина уже согнулась пополам и лежит на дрожащих коленях.

Хочу субботу. В субботу тренировки начинаются в час, а бабушка с утра готовит блины, можно спать, не думая о замахе справа.

952

953

954

«Ненавижу теннис. Люблю теннис. Буду первой ракеткой мира».

970

971

Осталось совсем чуть-чуть. Не помню больше ничего. Кто я, как меня зовут, почему я оказалась здесь. Только слышу дыхание и счет внутри…

972

973

Завтра снова выходить на корт и играть справа. Стоп. Завтра? А будет ли оно? Есть только 26 приседаний,

25

24

Сердце гулко стучит. Предстоит домашнее задание по алгебре, если доживу. «Мама, я тебя люблю!»

990

10 раз. Только 10 раз. Холодный взгляд в пол. Тела нет. Мыслей нет. Только внутреннее понимание, что сделаю любой ценой – это мой путь.