Теннис большой и настольный

Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

Теннис большой и настольный - Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

О теннисных тренерах

Сцена из жизни.

Действующие лица.

Мама проигравшей девочки – сама в прошлом известная теннисистка, в то время уже тренер.

Тренер победительницы – одна из знаменитых лужниковских Сестер, пишу с большой буквы, т. к. всегда испытывал глубокое уважение и пиетет, и даже испуг, перед этим кланом. Кто именно был тогда из Сестер, не помню и не знаю, т. к. никогда не мог отличить одну от другой, но со мной они обе здоровались и даже иногда интересовались Сашкиными успехами.

Дело было в Лужниках, в лабиринтах знаменитой лужниковской черепахи на каком-то турнире для «двеннадцатилеток», если память не изменяет, то было «Зимнее первенство Москвы».

Судей не было, судили сами участники, или стояли старшие дети из Лужников. Так на одном матче дочери «стояла» Вера Душевина. Написал «стояла», а не судила, т. к. это выражение Саши. Может быть, в этом заключалась причина разыгравшейся сцены. Я успел только к «шапочному разбору».

Мама (захлебываясь в слезах, с надрывом, убежденная, что ее дочь засудили):

«Я … я думала, что Вы ко мне и к моей дочери хорошо относитесь, а Вы … Вы!»

Тренер (с вечным своим олимпийским спокойствием, взирая на мать, так, как, наверно удав смотрит на резвящегося кролика):

«Мамочка, я тренер, а не мама!»

Из встреч с «теннисными» родителями.

На одном турниров «ITF до 18» в Европе судьба свела меня однажды с одним симпатичным теннисным папашей, уроженцем одной бывшей южной советской республики. Мы были примерно одного возраста. Мне нравилась, как играет его ребенок, очень пластичная, умненькая, цепкая теннисистка, в жизни удивительно послушная дочь. Более вежливых и исполнительных девочек я, наверное, не встречал в своих поездках. Саша поглядывала на нее с некоторым ужасом и уважением.

Цитата из Саши — «Я понимаю, что надо старших слушаться, но не до такой же степени!»

С другой стороны этому папе импонировал стиль, манера игры моей дочери. И если не касаться общеполитических мировых проблем, а я старался их избегать, или, по крайней мере, только кивать головой, когда они затрагивались, то общаться с ним было легко и приятно.

Я видел эту девочку еще как-то совсем маленькой в Москве, и хорошо ее запомнил. От него я узнал, что они давно живут в США, много там поездили по различным клубам и академиям, выбирая, где получше, пока, наконец, не осели в академии Крис Эверт. В этих наших родительских разговорах этот папа поведал мне тогда много нового и интересного про жизнь академий. В частности он рассказал мне, что академия Крис Эверт одна из двух, вторая — академия Боллитьери, которые курирует IMG, что у IMG существует лимит на количество контрактов по каждому году рождения.

Про свою дочь он рассказал, что она понравилась Эверт, и поэтому у нее контракт с IMG, и она занимается в академии бесплатно, и также бесплатно с ней раз в неделю играет сама Крис.

«А как ты живешь там, во сколько тебе это обходится?»

Он, улыбаясь хитрой улыбкой южного человека, и подмигивая мне, ответил:

«Мне? Мне тоже бесплатно! Я не подписывал контракт дочери, пока они меня не взяли на работу!»

«Какую?»

«Я работаю смотрителем за детьми в общежитии. В десять вечера загоняю всех в кровати и выключаю свет, а утром выгоняю на тренировку. Приезжай ко мне, привози Сашку. Я познакомлю ее с Крис. Она ей понравится. Уверяю тебя. Что-нибудь и тебе придумаем. Будем вместе тренироваться».

«Слушай, ну а дома то вы бываете?»

«Конечно. Две недели каникул. Привожу дочку повидаться с мамой».

«Выходит, что ты один воспитываешь дочь? Как же она обходится без мамы?»

«Мамы? Причем тут мама? Мамы только портят детей».