Теннис большой и настольный

Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

Теннис большой и настольный - Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

«Внутренняя игра* за пределами корта

В

плоть до этого момента мы рассматривали «внутреннюю игру» только применительно к теннису. Мы начали с утверждения, что многие из наших сложностей в теннисе имеют корни в духовно-психологической сфере. Играя на корте, мы склонны слишком много думать и во время ударов, и перед ними, мы слишком усердствуем, стараясь управлять собственными движениями, мы слишком озабочены результатами наших действий и тем, как они могут отразиться на нашей самооценке. Короче, мы слишком обеспокоены и неспособны по-настоящему сосредоточиваться. Для того чтобы достичь ясности в нашем внутреннем мире, когда мы играем в теннис, я ввел такие понятия, как «первое Я» и «второе Я». «Первым Я» мы назвали наше «эго», наш сознательный разум, который любит учить «второе Я», то есть вас лично, как правильно бить ракеткой по теннисному мячику. Чтобы найти ключ к раскованному, высококлассному теннису, нужно разобраться в той дисгармонии, которая обычно складывается в отношениях между двумя этими «Я». Для этого необходимо освоить несколько специфических навыков внутренней работы — первым делом, искусство избавляться от суждений относительно собственных действий. Кроме того, позвольте «второму Я» самостоятельно проводить удары, признайте существование процессов естественного обучения и выработайте к ним доверие, а главное, наработайте хоть какой-то практический опыт в искусстве расслабленного сосредоточения.

На этом этапе появляется концепция «внутренней игры». Перечисленные здесь навыки внутренней работы оказывают замечательное воздействие на технику наших ударов — и слева, и справа, и подач, и ударов с лёта (назовем это «внешней игрой в теннис»). Но главное — они имеют самостоятельную ценность и могут широко применяться в самых разных аспектах нашей жизни. Когда игрок начинает сознавать, к примеру, что освоение искусства концентрации для него может быть более важно, чем отработка удара слева, он уже перестает быть просто исполнителем «внешней игры» и начинает постепенно осваивать пространство «игры внутренней». Затем идет следующий шаг: вместо того чтобы осваивать искусство сосредоточения для совершенствования игры в теннис, человек уже занимается теннисом ради того, чтобы совершенствоваться в искусстве сосредоточения. Происходит жизненно важный сдвиг акцентов с внешнего на внутреннее.

Только переставив внутри себя эти акценты, игрок освобождается от беспокойства и огорчении, которые мучают нас всегда, когда мы чрезмерно зависим от результатов «внешней игры». Теперь перед игроком раскрывается возможность выйти за пределы границ, построенных различными эгоистичными ухищрениями «первого Я», и он получает истинное представление о своих возможностях. Теперь состязания представляют собой интересный механизм, осмысленную структуру отношений, в которых каждый игрок, прилагая все силы на пути к выигрышу, предоставляет своему противнику все возможности, необходимые тому для достижения новых уровней самосознания.

Таким образом, в теннисе мы одновременно наблюдаем две игры — это внешняя игра, в которой мы преодолеваем препятствия, выставленные перед нами нашим противником, и боремся за некий внешний приз или целую совокупность призов, а также другая, «внутренняя игра», в которой мы преодолеваем внутренние духовные и эмоциональные препятствия, рассчитывая в качестве награды на обретение знания и реализацию своего внутреннего потенциала. Не надо забывать, что обе эти игры — и внешняя, и внутренняя — развертываются одновременно, так что вопрос не в том, какую игру выбрать, а в том, которая из них заслуживает первостепенного внимания.

Я уверен, что почти в любой человеческой деятельности присутствуют как внешняя, так и внутренняя игра. Между нами и нашими внешними целями всегда оказываются какие-то препятствия, чем бы мы ни занимались: зарабатыванием денег, самообразованием, отстаиванием собственной репутации, борьбой за мир во всем мире или просто заботами о том, что бы перехватить на ужин. А уж от внутренних препятствий и вовсе никуда не деться.

Тот самый разум, которым мы пользуемся в достижении наших внешних целей, очень легко отвлекается от истинных задач на разного рода беспокойства и сожаления, вносит путаницу в картину мира, создает искусственные трудности. Полезно было бы осознать, что если наши внешние цели многочисленны и разнообразны и для их достижения необходимо осваивать множество различных навыков, то все внутренние препятствия проистекают из одного источника и для их преодоления всегда годятся одни и те же приемы.

Покуда вы не смирите свое «первое Я», оно, где бы вы ни были и чем бы ни занимались, так и будет порождать страхи, сомнения и разочарования. Сосредоточенность в теннисе ничем не отличается от сосредоточенности, которая нужна при выполнении любой задачи и даже в процессе слушания симфонической музыки. Освободиться от привычки судить о себе по тому, как вы проводите удар слева, — то же самое, что освободиться от привычки осуждать вашего ребенка или начальника.

Когда вы научитесь радоваться препятствиям, возникающим в ходе состязаний, вам станет легче находить положительные стороны в тех перипетиях, которые встают на вашем жизненном пути. Итак, всякое ваше внутреннее завоевание сразу же автоматически становится применимо ко всему, чем бы вы ни занимались. Вот почему «внутренняя игра» должна бы заслужить хоть какое-то внимание с вашей стороны.