Теннис большой и настольный

Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

Теннис большой и настольный - Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

Содержание сознания

Следующая антиномия относится в основном к познавательной активности сознания. С одной стороны, мое сознание свободно, и я в творческих актах когнитивной деятельности обладаю даром  субъектного конструирования  предметностей любого рода, начиная от фантастических образов и кончая идеализированными абстрактными объектами теории. На конструктивный характер человеческой субъективности и возможность ее априорного самопознания первым обратил систематическое внимание И.Кант, для которого все «то, что разум всецело создает из самого себя, не может быть скрыто, а обнаруживается самим разумом, как только найден общий принцип того, что им создано. Полное единство такого рода знаний, а именно знаний исключительно из чистых понятий, делает эту безусловную полноту не только возможной, но и необходимой».

Но вместе с тем, — и И.Кант это учитывал в отличие от подавляющего большинства своих последователей в XIX и XX веках, — мое сознание и несвободно,  оно детерминировано извне, т.е. объектно-аффицировано  как со стороны вещей и процессов внешнего окружения, так и со стороны других свободных «я». Фактически я столь же отражаю мир, на чем настаивают сторонники реалистических теорий познания, сколь и конституирую его образ в интенционально-смысловых актах сознания, о чем говорят последователи заложенной кенигсбергским мыслителем трансценденталистской традиции философствования.

Развитие личности, правильная самооценка необходимые условия личностного роста.

Наконец, нам осталось рассмотреть последнюю и, быть может важнейшую, антиномию бытия и, соответственно, понимания сознания:  материальное — идеальное.
Под углом зрения этой категориальной оппозиции, мое сознание обладает идеальным содержанием в виде идей и образов, в которых, во-первых, нет ничего от физической телесности познаваемых с их помощью объектов природного и социального окружения, и, во-вторых, в содержании моего сознания нет ничего от физиологической организации тела, мозга и тех материальных процессов, которые в них происходят при манипулировании с этим идеально-предметным содержанием. Мой внутренний мир есть мир идеально-сущей  мысли или, говоря современным научным языком, сфера оперирования информацией в «чистом виде» без фиксации всяких ее вещественных и энергетических переносчиков. Даже факт физической смерти моего тела — еще отнюдь не может считаться очевидным свидетельством смерти моего сознания, ведь и при жизни мы никогда полностью не отождествляем собственную личность — исключительно с телом и его действиями.

Нередуцируемость сознания к материи и невозможность причинного объяснения психического содержания из физиологического субстрата мозга и физических воздействий внешнего мира признается многими философскими направлениями. Еще Лейбниц в своем блестящем мысленном эксперименте с мельницей показал, что как бы ни изучались изнутри физиологические механизмы, «производящие» мысль и восприятие, — мы никогда не обнаружим в них, самих по себе, ничего похожего на искомые предметы .

Category: Разное