Теннис большой и настольный

Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

Теннис большой и настольный - Александрийская школа настольного тенниса — тел +38 066 2801614

Смысл победы

Разгадка вопроса о смысле состязаний пришла ко мне уже позже, когда начало что-то проясняться в вопросе о воле к победе. Касательно смысла победы я начал что-то понимать после одного из разговоров с отцом. Это мой отец, как я уже говорил раньше, ввел меня в мир спорта и состязаний. Он и себя считал убежденным сторонником конкуренции — как в спорте, так и в бизнесе. Мы и раньше нередко спорили с ним на эту тему — я обычно утверждал, что занятие это нездорово по самой сути и будит в людях худшие чувства. Но в том разговоре, о котором я сейчас вспомнил, беседа вышла за рамки привычного спора.

Я начал в тот раз с серфинга и выставил его в ряду таких спортивных развлечений, которые не подразумевают состязательности. Размышляя о моем тезисе, отец сказал:

— А разве серферы не состязаются с теми волнами, которые они оседлали? Разве они не уклоняются от скрытой в волне силы и не пользуются ее слабостью?

— В общем-то да, но они же не состязаются ни с кем лично, не стараются кого-то победить, — ответил я.

— Однако они имеют цель добраться верхом на волне до самого пляжа. Или, может быть, нет?

— Да, но подлинная цель серфера — это влиться в поток, в динамику волны и добиться ощущения единства с ней.

И вот тут меня осенило. Отец был прав. Конечно же, серфер стремится доплыть, подчинив волну, до самой кромки песка, но перед этим он дожидается в океане самой крупной волны, которую, как ему кажется, он способен оседлать. Если бы ему просто хотелось «влиться в поток», для этого сгодились бы и волны средней величины. Так почему же серфер дожидается именно большой волны? Ответ был прост и сразу же распутал всю неразбериху, накопившуюся в разговорах об истинной природе состязаний. Серфер дожидается большой волны, поскольку ему ценен сам вызов, который она представляет. Он ценит препятствия, которые волна ставит между ним и его целью, то есть возможностью прокатиться верхом на волне до самого пляжа. Почему? Да потому что сами эти препятствия, кипящая мощь волны дают серферу возможность проявить все свои способности. Только в преодолении большой волны от него требуются все его силы, все искусство, вся храбрость и вся сосредоточенность, только на большой волне он способен оценить реальные границы своих способностей. Именно здесь есть шанс достичь своей вершины. Иначе говоря, чем страшнее препятствия, чем значительнее вызов, тем шире возможности у серфера реализовать все свои способности. Конечно, все эти способности всегда остаются при нем, но пока они не проявлены в действии, они остаются тайной, спрятанной даже от их носителя. Препятствия — это необходимый компонент в процессе открытия самого себя. Подчеркнем, что серфер в этом примере выходит в море вовсе не для того, чтобы самоутвердиться, он не намерен демонстрировать себе и всему миру свое превосходство — он про — сто с увлечением исследует свои скрытые возможности. Он странствует в глубинах своих способностей, ощущает их самым непосредственным образом и тем самым расширяет собственные познания о самом себе.

Благодаря этому примеру мне сразу стал яснее основной смысл победы. Победа — это преодоление препятствий в стремлении к цели, и ценность победы абсолютно соразмерна величию преодоленных на пути к ней препятствий. Само по себе достижение цели может оказаться не столь важным, как опыт, обретенный в совершении запредельных усилий, когда преодолеваешь стоящие на пути препятствия. Этот процесс может оказаться более весомой наградой, чем сама победа.

Как только я смог осознать ценность препятствий и важность их преодоления, мне стало уже совсем просто понять истинные блага, которые несут с собой состязательные виды спорта. Скажем, в теннисе — кто снабжает нас препятствиями, чтобы их преодолевать и таким образом испытывать свои способности? Разумеется, противник! Итак, кем вам приходится ваш противник — другом или врагом? Он друг в той мере, в какой изо всех сил старается затруднить вам путь к победе. Только исполняя роль вашего противника, он может действительно стать вашим другом. Противостоя и конкурируя, он вступает с вами в сотрудничество! Когда мы трактуем состязания в таком ключе, обязанностью вашего противника становится создание для вас всевозможных трудностей, ну а вы, конечно, тем временем изо всех сил создаете трудности для него. Только в таком сотрудничестве вы предоставляете друг другу возможность выяснить, до каких высот вы способны добраться.

Итак, вернемся к удивительному выводу: подлинное состязание тождественно подлинному сотрудничеству. Каждый игрок изо всех сил стремится победить соперника, но при таком понимании состязаний мы побеждаем не другого человека. Наша задача — преодолеть те препятствия, которые он строит на нашем пути. При истинных состязаниях побежденных не бывает. Оба игрока только выигрывают, проявляя все свои силы и преодолевая те препятствия, которые подстроены противником. Как два молодых бычка, бодающихся друг с другом, оба только крепчают, и при этом каждый помогает другому в его развитии.

Если смотреть под таким углом, то любой ваш теннисный матч вы увидите совсем в другом свете. Во-первых, чем надеяться, что ваш противник совершит двойную ошибку при подаче, лучше ведь желать, чтобы его подача прошла прекрасно. Искренне желая, чтобы мяч шел туда, куда нужно вашему противнику, вы с большей легкостью подготовитесь к нему и войдете в нужное психическое состояние. Естественно, вы будете лучше двигаться, быстрее реагировать, а действуя наилучшим образом, вы делаете игру для противника сложнее и интереснее. Полезно было бы выработать доверие к своему противнику, равно как и доверие к самому себе — такие установки очень содействуют развитию чувства предвидения. Когда игра подходит к концу, вы жмете руку противнику и, независимо от того, кто победил, благодарите его за то, что он устроил вам отличный поединок. И вы при этом не лицемерите.

Раньше я думал, что, играя в дружеском поединке с приятелем, у которого, скажем, неважно получается удар слева, было бы не совсем красиво все время эксплуатировать эту слабость. Однако в свете того, что мы сейчас обсуждаем, такое мнение очень далеко от истины. Если вы при любой возможности играете ему под удар слева, то это пойдет ему только на пользу. Если же вы хотите играть роль доброго приятеля и станете подавать ему мячи только под удар справа, его удар слева так и останется неотработанным. В таком контексте настоящий приятель должен не подыгрывать другу, а играть роль честного противника.

Когда я понял этот аспект в природе настоящего соперничества, пришло время для еще одного переворота в моей картине мира, и это очень помогло мне повысить уровень игры. Когда мне было 15 лет, я победил в местном турнире одного 18-летнего спортсмена. После матча мой отец спустился с трибуны и сердечно поздравил меня с победой, но от матери я услышал совершенно неожиданные слова: «Бедняга. Ну и тошно ему небось — проиграть мальчишке, который настолько моложе». Вот простой и наглядный пример ситуации, когда душа противоречит сама себе. Я испытывал одновременно и гордость, и неловкость. До тех пор пока я не понял истинной цели состязаний, я никогда не испытывал при победе настоящего счастья. Когда игра у меня шла хорошо и я приближался к победе, в моем внутреннем мире творились сложные дела. Как я понял, такие чувства испытывают многие игроки, особенно когда дело идет к разгромному финалу. Нередко в таких случаях вас охватывает некоторая скованность — она вырастает из ложных представлений о смысле состязания. Если я действую в предположении, что после победы буду заслуживать большего уважения, тогда мне должно быть ясно (хотя бы бессознательно), что, победив другого, я сделаю так, что он теперь будет заслуживать меньшего уважения. В такой парадигме нельзя подниматься вверх, не сталкивая при этом кого-нибудь вниз. Подобные взгляды вырабатывают у нас совершенно ненужное чувство вины. Чтобы стать победителем, вам совсем не требуется быть злодеем. Игра, в которую вы играете, вовсе не подразумевает истязания и унижения соперника. Просто поймите: ваша игра называется теннисом, а не игрой «кто кого убьет». Когда я играю, то каждую минуту вижу перед собой цель

— победить. Это просто, и это хорошо. Но при этом я не слишком озабочен тем, что меня ждет: победа или поражение. Для меня важнее провести розыгрыш каждого очка на пределе собственных возможностей

— я же понимаю, что именно в этом состоит подлинная ценность.

Работа на пределе возможностей не имеет в виду перенапряжение «первого Я». Она требует сосредоточения, решимости и доверия к собственному телу. А дальше — пусть будет что будет. Это и подразумевает полную физическую и психическую самоотдачу. И здесь снова состязание и сотрудничество сливаются воедино.

На первый взгляд различие между нацеленностью на победу и нацеленностью на максимальную самоотдачу ради победы кажется почти незаметным. На деле между ними лежит настоящая пропасть. Когда я стремлюсь только к победе, в сфере моих забот оказывается нечто мне не совсем подвластное. Когда я побеждаю или проигрываю во внешней игре, это результат не только моих усилий. Мой противник с его волей и сноровкой является моим соавтором. Если кто-то позволит себе слишком сильную эмоциональную привязанность к результату (тем более когда тот не в его власти), он неизбежно начинает нервничать и проявляет чрезмерное усердие. Зато усилия, которые мы вкладываем в победу, находятся полностью под нашим контролем. Вы же в любой момент можете постараться и исполнить лучшее, на что вы способны. Странно было бы нервничать по поводу события, которое в нашей власти. Достаточно в каждом розыгрыше очка сознавать, что вы честно прикладываете все свои силы к достижению победы, и это сознание плавно пронесет вас мимо проблемы с нервозностью и озабоченностью. А в результате та часть энергии, которая обычно утекает в мир забот и нервотрепки, теперь может пойти в дело, то есть пополнить ресурс для ваших усилий, направленных к победе. При таком подходе вы реально повысите свои шансы на победу во внешней игре.

Итак, для тех, кто предан идеям «внутренней игры», жизнь есть постоянное, ежесекундное стремление пустить все на самотек, а самому пребывать в равновесии прямо в центре «здесь и сейчас». В этой игре вы познаете настоящие победы и настоящие поражения, и эта игра не кончается никогда. В завершение главы призываю вас к осторожности. Принято считать, что все великие достижения свершаются благодаря великим усилиям. Хотя я в этом и не сомневаюсь, но добавлю: тезис, что все великие усилия ведут к великим достижениям, вовсе не обязательно будет правильным. Один очень мудрый человек как-то сказал мне: «Когда речь заходит о преодолении препятствий, мы можем выделить три типа людей. Первому типу большая часть препятствий кажется неодолимой, и он уходит прочь. Второй тип, видя препятствие, заявляет, что оно ему по зубам, и приступает к работе: карабкается, ведет подкопы или закладывает динамит. Третий тип, прежде чем подступить к препятствию, пытается найти такую точку, с которой видно, что делается по другую сторону препятствия. И только тогда, когда награда, на его взгляд, заслуживает приложенных усилий, он вступает в борьбу».